ОБЪЕДИНЕННОЕ ГУМАНИТАРНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВОКАФЕДРА РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ТАРТУСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
о проекте | анонсы | хроника | архив | публикации | антология пушкинистики | lotmaniania tartuensia | з. г. минц
personalia | ruthenia – 10 | сетевые ресурсы | жж-сообщество | независимые проекты на "рутении" | добрые люди | НОВОСТЬ: Ruthenia в Facebook

АРХИВ


В Архиве хранятся старые материалы «Хроники академической жизни». Вы можете либо просматривать Архив целиком, листая по 10 сообщений, либо выбирать сообщения из определенной рубрики за определенный промежуток времени.
   

  
 
  с:    / /  

по:  / /
 

Предыдущие 10 сообщений

28.02.2017

Поликовская Людмила Владимировна
(30.11.1940 – 26.02.2017)

Родилась в семье крупного ученого-авиаконструктора. В 1960–1961 участвовала в литературно-политических чтениях на площади Маяковского (через 35 лет стала первым историографом «Маяковки» — составила сборник «Мы предчувствие... Предтеча... Площадь Маяковского 1958–1965», книга вышла в мемориальском издательстве «Звенья» (М., 1997)). В 1963–1967 — студентка филологического факультета МГУ. 5 декабря 1965 г. была участницей «митинга гласности» на Пушкинской площади, с которого ведется отсчет правозащитного движения в СССР.

В 1966–1968 гг. участвовала в научно-студенческих конференциях, организованных Тартуским университетом (секцией русской литературы руководили Г. Г. Суперфин и А. Б. Рогинский, с которыми она подружилась).

После окончания МГУ работала в редакциях московских газет и журналов («Московский комсомолец», «Литературная газета», «Детская литература», «Наука и религия»), рецензировала «самотек», отвечала на письма читателей, изредка печатала статьи и рецензии, была членом группкома литераторов Москвы.

Участвовала в работе над «Хроникой текущих событий» (некоторые номера «Хроники» размножались у нее на квартире, там же был написан коллективный некролог погибшему в лагере поэту «Маяка» Юрию Галанскову (1972, № 28); передавала издателям «Хроники» информацию о преследованиях за веру — факты из писем читателей в журнал «Наука и религия»), размножала и распространяла Самиздат.

С конца 1980-х активно печаталась в центральных литературных журналах, подготовила несколько документальных сборников о жизни и творчестве Марины Цветаевой и Евгения Шварца. С 1995 — член Союза Писателей Москвы. Автор трех монографий (о жизни и творчестве Марины Цветаевой, Сергея Есенина и Михаила Осоргина). Работая в 1999–2008 в издательстве «АВАНТА+», составила и выпустила более 20 книг («Энциклопедия для детей. Русская литература» в 2 томах, «Антология мировой детской литературы» в 8 томах, «Антология русской детской литературы» в 6 томах, «Антология приключений на море» в 2 томах и др.).

В 2014 г. участвовала в конференции по истории Самиздата, организованной НИПЦ «Мемориал» и Исторической библиотекой, прочла там доклад о судьбах поэтов «Маяковки». Последняя ее статья — «Есенин, сын Есенина» (Некролог А. С. Есенину-Вольпину).

Памятные даты и события


08.12.2016

НОВЫЙ ЮБИЛЕЙ АНН МАЛЬЦ

Быстро пролетели пять лет, хотя казалось еще так недавно мы сидели в гостях на юбилее у Анн за ее гостеприимным столом. И вот снова наступило юбилейное 9 декабря, когда наша кафедра торжествует день рождения Анн Мальц.

Анн — это целая кафедральная эпоха. Она поступила на кафедру после окончания отделения русского языка и литературы в 1967 г. и сразу взяла все организационные дела в свои руки. Все знают, что ее энергией совершились многие замечательные дела. Ее обаяние открывало начальственные двери, и это помогало добиваться успеха тогда, когда на него, казалось, нельзя было надеяться. В конце 1960 – в 1980-е годы на кафедре постоянно что-то издавалось: «Труды по русской и славянской филологии», «Труды по знаковым системам», «Блоковский сборник», «Русская филология», многочисленные тезисы разного рода конференций. Поскольку технический персонал состоял из двух человек, именно Анн мобилизовала студентов, которые долгими вечерами вычитывали и клеили ротапринтные издания. Типографские студентам не доверяли, тут на вахту вставали З. Г. Минц (редактор и корректор непревзойденный) и Анн, которая обладала безошибочным языковым чутьем и в корректуре не уступала Заре Григорьевне. Долгие годы Анн Мальц была секретарем редколлегии «Трудов по знаковым системам». Во многом благодаря ее энергии издательская деятельность школы Лотмана оказалась столь продуктивной.

В 1974 г. Анн Мальц стала старшим преподавателем кафедры. Хотя это не сняло с нее организационных обязанностей и издательских дел, теперь к ним прибавилось не менее ответственное дело — чтение лекций по истории русской литературы эстонским студентам. В советские годы русская литература входила в обязательную программу и эстонских филологов, и журналистов, и английских, и немецких филологов, и даже дефектологов. Разумеется, обязательность воспринималась студентами как насилие, как советизация и русификация. Хотя лекции читались на эстонском языке, преодолеть психологический барьер было нелегко. Нужна была убежденность в том, что русская культура — часть мирового культурного процесса, что знание творчества Пушкина и Гоголя только обогатит духовный мир любого читателя, независимо ни от какой политической власти. Необходимы были умение и такт, чтобы эту убежденность передать студентам. Анн Мальц это удалось, более того, удалось сделать русскую литературу одним из любимых предметов потом уже и у семиотиков. Среди студентов она пользовалась непререкаемым авторитетом, хотя преподавателем была очень строгим и требовательным. Повторим: не только в судьбах Тартуско-Московской школы, в жизни кафедры русской литературы, но и в формировании эстонской интеллигенции поколения 1970–1990-х годов Анн Мальц сыграла большую роль. Русские филологи занимались у нее в просеминарах и семинарах, она руководила курсовыми и дипломными работами, выступала в качестве оппонента на защитах. Студенты трепетали ее и — любили. Кафедралы тоже порой побаивались ее строгих суждений и тоже любили. И любят до сих пор!

Palju aastaid, kallis Ann! Многая лета! Vivat et floreat!

Кафедра русской литературы Тартуского университета
Редакция Рутении

Памятные даты и события


27.11.2016

ПАМЯТИ УЧЕНОГО-ПОДВИЖНИКА

Александр Сергеевич Янушкевич
(3 августа 1944 – 26 ноября 2016)

Вторые сутки душа отказывается вместить, а сознание — осмыслить трагическую весть о гибели светлого и достойного, веселого и элегантного, остроумного и бесконечно серьезного ученого, профессора Томского университета А. С. Янушкевича.

Бóльшую часть жизни он посвятил изучению и изданию наследия Жуковского.
Сначала был огромный труд — коллективная монография «Библиотека В. А. Жуковского в Томске». Трехтомник готовился кафедрой Томского университета под руководством Фаины Зиновьевны Кануновой, которую Александр Сергеевич считал своим учителем, а Канунова его — своим лучшим учеником. Потом они подготовили совместный труд «В. А. Жуковский. Эстетика и критика» (1985, при участии О. Б. Лебедевой), затем настала очередь тома «В. А. Жуковский в воспоминаниях современников» (вместе с О. Б. Лебедевой), и в том же 1999 г. начало выходить полное собрание сочинений и писем Жуковского в 20 томах. Однако еще в 1985 г. вышла монография Янушкевича «Этапы и проблемы творческой эволюции В. А. Жуковского», с которой можно отсчитывать новый этап изучения поэта. В 1988 г. было издано замечательное учебное (хочется сказать — научное!) пособие «В. А. Жуковский. Семинарий» — продолжение лучших русских академических традиций, своего рода путеводитель для исследователя, который хочет погрузиться в мир Жуковского. Характерно, что итоговая монография Янушкевича так и называется «В мире Жуковского» (2006), хотя тогда все полагали, что это — промежуточный итог, за которым последуют новые и новые книги.

Конечно, А. С. Янушкевич писал не только о Жуковском, среди более чем четырех сотен его статей имеются труды о Гоголе, писателях Сибири и множестве других самых разных авторов, и все же он был «главным Жуковедом». Никто из пишущих о поэте не обойдется без его работ, из них будут черпать материал, творческие идеи, вдохновение. И все же основной — истинно подвижнический труд — это издание двадцатитомного Жуковского, главным редактором которого он был и которое еще далеко не завершено. Только это собрание по-настоящему показало масштаб личности и творчества Жуковского в истории русской культуры.

Александр Сергеевич относился к Жуковскому как к живому человеку и собеседнику. Иногда он на него сердился, иногда — подтрунивал над ним, иногда на него жаловался (особенно когда обнаруживал где-нибудь в архиве очередную порцию ранее неизвестных писем, которые предстояло включать в общий и без того огромный корпус эпистолярия). Но бесконечно любил и заражал своей любовью окружающих. Жуковским занималась вся замечательная кафедра русской и зарубежной литературы Томского университета (заведование которой он перенял у своего учителя), многие студенты и аспиранты. Александр Сергеевич вырастил плеяду учеников и последователей. Да, без всякого преувеличения можно говорить о томской школе изучения творчества Жуковского — школе Кануновой и Янушкевича.

В 2005 г. А. С. Янушкевич впервые приехал в Тарту, на Лотмановский семинар, и выступил с докладом на тему «Дневники В. А. Жуковского как “поведенческий текст”». Конечно, его интересовал и Тарту, и университет, и кафедра, где также развивалось «жуковское» направление. Но ни для кого не было секретом, что главной целью было посещение могилы М. А. Протасовой-Мойер. Это была удивительная сцена — сцена встречи!

Потом в 2007 г. А.С. выступал официальным оппонентом тартуской диссертации (к сожалению, заочно!), тартусцы по его приглашению не раз ездили в Томск, контакты стали сердечными и дружескими. А.С. хотел обязательно еще побывать в Тарту, но приезд откладывался — его время и силы поглощала работа над 20-томным Жуковским.

Не хочется верить, что Жуковский осиротел. Дело Александра Сергеевича Янушкевича будет продолжено. Сейчас тем, кто стоял и стоит на этой вахте, очень трудно. Трудно томским коллегам, трудно ученикам, которые потеряли дорогого учителя. Всем — наше горячее сочувствие. Однако особенно трудно сейчас Ольге Борисовне Лебедевой, жене и соратнице Александра Сергеевича, которая находится в больнице с тяжелыми травмами. Сил и мужества ей и дочери Марии Александровне, чтобы пережить потерю и продолжать дело. Мы ведь все помним жизнеутверждающие слова Жуковского, сказанные в скорбных обстоятельствах, — не так ли?

Кафедра русской литературы Тартуского университета
Редакция «Рутении»

Памятные даты и события


03.08.2016

Геннадию Обатнину — 50!

Кафедры русской литературы Тартуского и Хельсинкского университетов, а также примкнувшая к ним редакция Ruthenia.ru поздравляют своего любимого коллегу, выпускника и сотрудника Геннадия Обатнина с пятидесятилетием и от всей души желают ему новых успехов, крепкого здоровья и удач во всем, к чему лежит сердце.

Мы знаем, что к нашему поздравлению охотно присоединятся коллеги из других городов, но счастливы, что именно нам удалось сделать это первыми.

Расти большой, дорогой, и пусть все будет хорошо!

Твои друзья

Памятные даты и события


27.06.2016

In memoriam: Владимир Маркович Маркович (1936–2016)

25 июня скоропостижно скончался доктор филологических наук, профессор кафедры истории русской литературы Санкт-Петербургского университета Владимир Маркович Маркович. Без его книг «Человек в романах Тургенева» (1975), «И.С. Тургенев и русский реалистический роман XIX века» (1982), «Петербургские повести Н. В. Гоголя» (1989), «Пушкин и Лермонтов в истории русской литературы» (1996) и многих замечательных статей не обходится ни один исследователь русской литературы середины XIX века. Без вклада Марковича в изучение русской литературы невозможно представить себе российское литературоведение последних пятидесяти лет.

Мы скорбим вместе с петербургскими коллегами и выражаем глубокое соболезнование петербургской кафедре, родным и близким.

Кафедра русской литературы Тартуского университета
Редакция «Рутении»

Памятные даты и события


29.05.2016

ТАРТУСКИЙ ЧЕЛОВЕК
К 90-летию Бориса Федоровича Егорова

Борис Федорович Егоров

Личность Бориса Федоровича Егорова столь богата и многогранна, что остановиться на всех ее сторонах невозможно. Мы коснемся лишь одной, но, возможно, главной и самой близкой для нас составляющей – тартуской.

Уникальность личности и пути Б.Ф. Егорова всегда подчеркивал Юрий Михайлович Лотман, с восторгом рассказывавший о том, как без пяти минут инженер, оканчивавший престижный Ленинградский институт авиационного приборостроения, ушел с пятого курса на заочное отделение Ленинградского филфака и окончил его, параллельно уже работая в Тартуском университете. Хотя в действительности Борис Федорович, поступивший в ЛИАП в 1943 г. и учившийся там до 1947 г., заочно занимался на филфаке ЛГУ уже с 1945 г. и в 1948 г. успешно его окончил, а с 1949 по 1952 гг. учился в аспирантуре, история все равно впечатляющая.

В Тарту Б.Ф. Егоров приехал в 1951 г. Хотя формально до 1954 г. кафедру русской литературы в Тарту возглавлял Б.В. Правдин, но он мало занимался делами. Фактическое руководство кафедрой еще до официального назначения на должность заведующего перешло в руки Бориса Федоровича. Именно он создал кафедру, уговорив Правдина взять в штат Ю.М. Лотмана, а затем уже сам принял на кафедру С.Г. Исакова, З.Г. Минц, П.С. Рейфмана, В.И. Беззубова – всех тех, кто составил цвет и гордость тартуской кафедры, ее старшее поколение и учителей нынешних старших членов кафедры.

В «эпоху Егорова» начали выходить «Труды по русской и славянской филологии» - родоначальник всех будущих тартуских изданий. В то время всеобщих надежд периода хрущевской оттепели нужно было суметь «ухватить» и реализовать открывшиеся новые возможности. Борис Федорович с его энергией, энтузиазмом и даже бесшабашностью, которые и поныне составляют неповторимое обаяние его личности, сумел повернуть фортуну на пользу кафедры.

Именно тогда появилось понятие «кафедралы» - нечто большее, чем члены кафедры – люди, объединенные общими научными интересами и этическими принципами. «Старшая кафедра» во главе с Егоровым, а потом Лотманом сумела создать атмосферу веселого братства, куда входили не только преподаватели, но и студенты, вовлеченные в науку. По инициативе Бориса Федоровича в Тартуский университет начали поступать студенты из России. Так оказались в Тарту Г.Г. Суперфин, А.Б. Рогинский, М.Я. Билинкис – они проторили дорожку многим и многим поколениям российских выпускников, и дорожка эта не заросла и поныне.

Атмосфера «общего дела», характерная для этой маленькой академической res publica, очевидным образом выбивалась из общего строя советских кафедр. Недаром к ней с недоверием относились бюрократы и «компетентные органы», но с надеждой следили за ее деятельностью представители старой эстонской и русской тартуской интеллигенции, а также столичные ученые.

Традиция розыгрышей, капустников, шарад тоже вошла в кафедральную жизнь с легкой руки Бориса Федоровича, как и наименования БорФед, ЮрМих, ЗэГэ, под которыми знают Егорова, Лотмана и Минц не только выпускники Тартуского университета.

В 1962 г. Борис Федорович окончательного переехал в Питер, где и продолжилась его успешная деятельность ученого, преподавателя, редактора, члена и председателя редколлегий «Библиотеки поэта» и «Литературных памятников», общественного деятеля. Но тартуская его жизнь не прекратилась. Он по-прежнему участвовал во всех тартуских начинаниях – не только входил в редколлегию, но и активно редактировал новые издания – «Труды по знаковым системам», «Блоковский сборник», участвовал в организации конференций и научных заседаний, продолжал вникать во все детали и сам активно печататься в «Трудах по русской и славянской филологии».

Легкость БорФеда на подъем всем хорошо известна, она не покинула его и поныне. До сих пор он трудно «уловим» - то в Москве, то в Сибири, то на Дальнем Востоке, то в Америке. Но в те времена автобусная линия «Питер – Тарту» имела в его лице одного из самых частых пассажиров, хотя и автостопа он, как говорят, не избегал.

Б.Ф. Егоров продолжал читать в Тарту лекции на почасовых основаниях, всегда рецензировал дипломные работы, а затем и диссертации, когда, наконец, они стали защищаться и в Тарту. Егоров-оппонент – это, конечно, отдельная тема. Вряд ли можно сосчитать тех диссертантов, которые смогли стать кандидатами и докторами только благодаря тому, что БорФед согласился быть их оппонентом.

Тартуская составляющая жизни Б.Ф. Егорова не завершилась. Хотя сейчас он больше бывает в Таллинне, где готовит издание своей переписки с Ю.М. Лотманом и З.Г. Минц, но не обходит вниманием и Тарту: выступает с докладами на Лотмановском семинаре, на заседаниях кафедры.

Vivat, crescat, floreat наш БорФед! Многая лета, дорогой Борис Федорович!

Кафедра русской литературы Тартуского университета
Редакция «Рутении»

29 мая 2016

Памятные даты и события


29.03.2016

К ЮБИЛЕЮ Л.И. ВОЛЬПЕРТ  

                                                         30 марта 2016 г.
 
Дорогая Лариса Ильинична!
 
Как много лет подряд, в этот день мы поздравляем Вас. Сегодня, соответственно круглой дате, наши поздравления принимают несколько эпический характер, но, поверьте, они, как обычно, окрашены глубоким лирическим чувством.

Вы связаны с городом Тарту дольше, чем большинство из нас прожили на свете. Если подойти к проблеме с научной точки зрения, то можно выделить дотартуский, предтартуский и собственно тартуский периоды. Первый начался еще в Ленинградском университете, где Вы учились и дружили с будущими тартусцами ("тартуанцами" или "тартусянами") – З.Г. Минц, Ю.М. Лотманом, П.С. Рейфманом. Вряд ли кто-то из вас тогда подозревал, что вся последующая жизнь будет связана именно с этим городом… Что именно сюда  вслед за Юрием Михайловичем и Зарой Григорьевной в 1953 году переедет Ваш муж Павел Семенович, что Вы будете долгие годы постоянно сюда приезжать в перерывах между успешными шахматными турнирами. Будущий гроссмейстер, а тогда чемпионка СССР 1954, 1958 и 1959 гг., в 1955 г. -  второй призер турнира претенденток  на матч на звание чемпионки мира, Вы все же успели защитить и кандидатскую диссертацию по французской литературе в том же 1955 г. Можно было бы задать вопрос: а как это удалось совместить? Но зная Ваш бойцовский характер, мы таких вопросов не задаем.
 
Путь в Тарту оказался долгим. Промежуточной станцией стал Псков, где Вы оказались в 1962 году на кафедре Е.А. Маймина - в счастливый период, в гуще пушкинских конференций и пушкинских штудий. Именно тогда начался Ваш Пушкин.
 
Начала тартуского периода пришлось ждать еще целых пятнадцать лет - до 1977 года, когда наконец открылась вакансия, и доцент Л.И. Вольперт получила должность в Тартуском университете. Вы преподавали зарубежную (т.е. мировую, всемирную) литературу многим поколениям русских филологов и филологов-романистов. В Тарту была написана Ваша первая монография «Пушкин и психологическая традиция во французской литературе» - основа докторской диссертации, защищенной в Пушкинском Доме в 1989 г. С тех пор трудов появилось много – чудесная книга «Пушкин в роли Пушкина», затем в нескольких изданиях, в печатной и в электронной версиях монографии - «Пушкинская Франция», «Лермонтов и литература Франции». И еще сотни статей, изданных в разных городах России, во Франции, США, Эстонии, Италии и других странах. Они продолжают появляться, и без ссылок на эти труды не обходится ни одна работа по русско-французским литературным связям первой половины XIX в.
 
Роль Л.И. Вольперт в студенческой жизни Тарту – это особая прекрасная страница. Это замечательный театр ТЭСТ, где Вы выступали и в роли режиссера, и директора, и литературного консультанта, и, наконец, драматурга. Ваша пьеса «Семь дней в Дерпте», впервые поставленная в ТЭСТ, теперь живет и театральной и кинопостановке школьного театра тартуской Аннелиннаской гимназии. 
 
Вам, дорогая Лариса Ильинична, мы обязаны основанием Лотмановской стипендии, которая в этом году вручалась уже в пятнадцатый раз. Вы – член конкурсной комиссии, всегда пунктуальный, требовательный и доброжелательный.
 
Годы идут, меняется университет, наша программа становится все более облегченной (увы, в том числе и за счет изучения всемирной литературы, преподаванию которой Вы отдали столько своих сил), но есть нечто постоянное в нашей быстро меняющейся жизни: это наша любовь и благодарность Вам, учителю и коллеге.
 
Редкое соединение талантов проницательного исследователя и остроумного литератора, безошибочных рациональных «шахматных» решений и спонтанной душевной щедрости,  достоинств кабинетного ученого старой школы и обаяния хозяйки гостеприимного дома – это счастливое сочетание как будто бы не сочетающихся качеств заставляет вспомнить пушкинские суждения о героях одного британского драматурга.
 
Для нас, кафедралов, даже переехав так далеко, Вы остаетесь нашей коллегой.
 
Мы перечитываем и с благодарностью цитируем Ваши книги и статьи, помним Ваши увлекательные лекции (включавшие незабываемые вокальные номера), премьеры поставленных Вами спектаклей. Мы можем воспроизвести все детали радостного ритуала посиделок в гостеприимном доме Рейфманов на улице Лаулупео: вот мы расставили стулья и тарелки, вот налили и выпили за хозяев, вот закусили, вот выпили еще раз…
 
И раз уж мы от эпоса и лирики перешли к драматическому роду, представьте себе наши тосты в стихах и прозе и позвольте заключить аплодисментами и выкриками из партера: Браво, Вольперт!
 
 
Ваши кафедралы - кафедра русской литературы Тартуского университета
Редакция «Рутении» 

  С П.С. Рейфманом и кафедралами, 04.06.2010, Тарту

Памятные даты и события


21.01.2016

ДМИТРИЮ ИСАЕВИЧУ ЗУБАРЕВУ — 70!

21 января исполняется 70 лет Дмитрию Исаевичу Зубареву. Даже сама дата рождения, кажется, подтолкнула Д. И. Зубарева на путь диссидентства: как можно было что-то праздновать в день всесоюзного траура по В. И. Ленину?

Круг научных интересов Д. И. Зубарева сформировался еще в студенческие годы: история русской литературы и политическая история России начала XX века, но до начала 1990-х его публикации выходили только в зарубежных изданиях и под псевдонимами.

В доинтернетную эпоху блестящая память и историко-литературная эрудиция не раз выручали не только его самого, но и коллег, когда нужно было уточнить какую-либо дату или факт, часто можно было услышать совет: «Спроси у Димы». Московским «Мемориалом», сотрудником которого Д. И. Зубарев является почти четверть века, при его активном участии в качестве составителя, редактора и автора, подготовлен (но пока к сожалению не издан) фундаментальный труд — научное издание «Хроники текущих событий», аппарат которого содержит аннотированный именной указатель (более 10 000 имен) и указатель упоминаемых текстов (более 20 000 наименований), а также «Словарь активистов диссидентского движения в Центральной и Восточной Европе» (раздел «СССР» включает более 500 биографий).

Но историко-литературные интересы не исчерпываются этими темами — в публикуемой ниже полной библиографии можно найти работы о шахматах в русской литературе, «трансурановых» стихотворных размерах Даниила Андреева и... зеленых лягушках.

Аннотированная библиография работ Д. И. Зубарева (1978–2015)

Горячо поздравляем юбиляра и желаем крепкого здоровья и успехов в воплощении задуманного, радости и благополучия!

Редакция «Рутении»,
Друзья и коллеги
          

Памятные даты и события


21.12.2015

К Юбилею М. И. Лекомцевой

В далеком, уже почти мифологическом 1966 году мне пришлось делать свой первый в жизни научный доклад. Я стоял слева от стола, за которым сидела молодая женщина с милым и приветливым лицом. Когда я смотрел на нее, она сочувственно и ободряюще кивала; поэтому я и обращался преимущественно к ней.

Это было похоже то ли на школьный экзамен, то ли на ответ у доски, а расставленные в правильном порядке ряды столов, за которыми попарно сидели слушатели, довершали сходство. Однако дальше начиналась фантасмагория. За первой «партой», у стены сидели П. Г. Богатырев и Р. О. Якобсон, правее — Ю. М. Лотман и З. Г. Минц (она что-то быстро записывала в блокноте). За другими столами – Вяч. Вс. Иванов, В. Н. Топоров (которые тоже выступали на этом заседании), Т. Я. Елизаренкова, Б. А. Успенский, А. М. Пятигорский, И. И. Ревзин, Г. А. Лесскис и еще много замечательных людей, среди которых я, вчерашний студент, чувствовал себя невеждой и самозванцем.

Но это была, действительно, школа — II Летняя школа по вторичным моделирующим системам, происходило все в Кяэрику — в летнем спортивном лагере Тартуского университета, а председательствовала на этом заседании Маргарита Ивановна Лекомцева, Рита Лекомцева, по-тогдашнему. И если мой «ответ у доски» не закончился полным провалом, то этим я обязан исключительно ей, ее внимательному взгляду, позволяющему предполагать, что по крайней мере один заинтересованный слушатель в этой аудитории действительно присутствует.

Потом были другие Школы — на протяжении всех тех замечательных лет «московско-тартуской» семиотики (или «тартуско-московской», как кому привычнее), которые многим ее участникам запомнились как один из наиболее ярких периодов научной жизни. И десятки томов тартуских Трудов по знаковым системам (более тридцати, считая сопутствующие издания).

Если начать вспоминать самые интересные, самые блестящие работы этой плеяды, то в первом ряду несомненно окажутся доклады и статьи Маргариты Лекомцевой, в которых тонкий и изящный анализ весьма разнообразного материала — будь то архаическое искусство аборигенов Грут-Айленда или сочинения Климента Охридского — всегда сочетался с глубокими размышлениями и выводами, относящимися к структуре и семантике текстов культуры.

Труды Маргариты Ивановны по сей день не утрачивают своей актуальности, они по-прежнему остаются в активе гуманитарной науки, они читаются, они нужны.

С юбилеем Вас, Рита! Будьте здоровы и благополучны!

С неизменной любовью и признательностью
С. Ю. Неклюдов

Кафедра русской литературы Тартуского университета и редакция «Рутении» присоединяются к юбилейным поздравлениям.

Памятные даты и события


03.12.2015

ИЗ ЗАМЕТОК К СЕМИДЕСЯТИЛЕТИЮ
РОМАНА ДАВИДОВИЧА ТИМЕНЧИКА

 
Дорогой Роман Давидович!

Пользуемся этим замечательным случаем, чтобы еще раз напомнить Вам о наших теплых чувствах, над которыми не властны ни история, ни география и которые могут быть выражены скорее интонационным нажимом, легким напряжением придаточных, чем связными и точными словами: скорее символизм, чем акмеизм, — сказали бы мы, если бы не помнили об условности всяких терминологических этикеток, подобной условности круглых дат.


Кафедра русской литературы Тартуского университета, Рутения.Ру

 

 

    
 

Памятные даты и события


Предыдущие 10 сообщений

|Памятные даты и события| |Новая литература| |Спецкурсы и лекции| |Конференции| |Интернет| |Защиты| |Вакансии| |Разное|
personalia | ruthenia – 10 | сетевые ресурсы | жж-сообщество | независимые проекты на "рутении" | добрые люди | НОВОСТЬ: Ruthenia в Facebook
о проекте | анонсы | хроника | архив | публикации | антология пушкинистики | lotmaniania tartuensia | з. г. минц

© 1999 - 2013 RUTHENIA

- Designed by -
Web-Мастерская – студия веб-дизайна