ОБЪЕДИНЕННОЕ ГУМАНИТАРНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВОКАФЕДРА РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ТАРТУСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
о проекте | анонсы | хроника | архив | публикации | антология пушкинистики | lotmaniania tartuensia | з. г. минц
personalia | ruthenia – 10 | сетевые ресурсы | жж-сообщество | независимые проекты на "рутении" | добрые люди | НОВОСТЬ: Ruthenia в Facebook

АРХИВ


В Архиве хранятся старые материалы «Хроники академической жизни». Вы можете либо просматривать Архив целиком, листая по 10 сообщений, либо выбирать сообщения из определенной рубрики за определенный промежуток времени.
   

  
 
  с:    / /  

по:  / /
 

Предыдущие 10 сообщений

08.10.2017

IN MEMORIAM
Вячеслав Всеволодович Иванов
21.08.1929–7.10.2017

Вяч. Вс. Иванов

Скончался Вяч. Вс. Иванов. Доктор филологических наук, профессор отдела славянских и восточноевропейских языков и литератур Калифорнийского университета, Иностранный член Американского лингвистического общества, Британской академии, Американской академии искусств и наук, Американского философского общества, академик РАН, директор Института мировой культуры МГУ, Русской антропологической школы РГГУ — и это далеко не полный список актуальных должностей и званий. Перечислить же сферы его деятельности и предметы научных занятий просто невозможно — от хеттской клинописи, санскрита, реконструкции индоевропейского праязыка, истории балтийских и славянских языков до машинного перевода, математической лингвистики и семиотики, фольклора, антропологии, от асимметрии мозга, истории и теории кино до поэзии Пастернака, Хлебникова, Ахматовой, современного романа и — список можно продолжать еще и еще. Казалось, что он знает решительно все и может обо всем сказать весомое слово. Он автор около 2000 работ, но также и переводов с 18 языков, а его телевизионные лекции и публичные выступления могут составить отдельную библиотеку.

Наследие Вяч. Вс. Иванова и его вклад в развитие науки еще будут осмыслять ученые многих поколений. Неоценим его вклад в создание Московско-Тартуской семиотической школы, в проведение Летних школ по вторичным моделирующим системам, в издание «Трудов по знаковым системам». Для тартуского научного и культурного пространства он означал очень многое. Его последний спецкурс в стенах Тартуского университета прозвучал в 1986 году. Он был посвящен Пастернаку.

Ушел один из отцов-основателей, и с этим трудно смириться. Приносим наши глубокие соболезнования Светлане Леонидовне Ивановой, родным и близким, а также коллегам в Москве и Лос-Анджелесе.

Кафедра русской литературы Тартуского университета
Редакция «Рутении»

Памятные даты и события


02.10.2017

IN MEMORIAM

Лариса Ильинична Вольперт
30.03.1926 – 1.10.2017

Лариса Ильинична Вольперт
Фотография с сайта volpert.reifman.ru

Лариса Ильинична тихо скончалась в Нью-Йорке, в доме своего сына, который и сообщил нам эту грустную новость. Скончалась на девяносто втором году жизни, и все же это известие в первую минуту показалось невероятным. К началу учебного года мы получили от нее сердечное поздравление: «Дорогие кафедралы! Поздравляю с Новым учебным годом! Пусть он будет удачным, новый грант будет получен, начальство ценит научный потенциал кафедры, а каждый из вас здоров и деятелен. Я сильно по всем вам соскучилась и очень бы хотела сейчас быть вместе с вами. Всех обнимаю». Мы обменялись еще парой писем, никак не предполагая, что они станут последними. Лариса Ильинична на недуги не жаловалась, если и упоминала о каких-то недомоганиях, то как-то вскользь, продолжала оставаться сгустком энергии, которой заражала окружающих. Она продолжала ощущать себя неотъемлемой частью кафедры и держала нас в тонусе, хотя после смерти мужа переехала за океан. Ей были интересны все новости — и про новых студентов, и про конференции, и про доклады, и про докторские диссертации, и просто «про жизнь». С особой ревностью относилась она к Лотмановской стипендии, инициатором и одним из основателей которой была. Лариса Ильинична волновалась, хватает ли денег в фонде, сколько человек подадут на конкурс, и как член международной конкурсной комиссии, всегда первой присылала пространные отзывы на конкурсные работы.

Лариса Ильинична прожила большую и яркую жизнь. О своей семье — семье известного в Ленинграде врача, о военных годах, когда в эвакуации ей приходилось работать трактористкой, о знакомстве со своим будущим мужем Павлом Семеновичем Рейфманом, о своей шахматной карьере и о многом другом она оставила живые воспоминания, которые с интересом читаются и будут читаться еще многими поколениями филологов и шахматистов. Ибо Л.И. Вольперт соединяла в своем лице выдающуюся шахматистку (в 1954, 1958, 1959 гг. была чемпионкой СССР, в 1955–1961 гг. участвовала в соревнованиях на первенство мира — отсюда ее многолетняя дружба с Виктором Корчным) и ученого-филолога, пушкиниста, лермонтоведа, автора более 200 статей и нескольких монографий, мимо которых не пройдет ни один специалист по русско-французским литературным связям.

На изучение русско-французских культурных контактов и творчества Пушкина Л.И. Вольперт переключилась по совету друга студенческих лет Юрия Михайловича Лотмана. Немало способствовала этому и серьезная научная атмосфера на кафедре Псковского пединститута, где она работала с 1962 по 1977 гг. и которой тогда руководил Е.А. Маймин. В те годы ей приходилось постоянно курсировать между Тарту, где жила ее семья, и Псковом, где была ее работа. В бытовом плане это было, конечно, очень неудобно, но в научном оказалось плодотворно. И все же, как только в Тартуском университете освободилась вакансия преподавателя зарубежной (т.е. мировой) литературы, она переехала в Тарту. В 1989 г. она защитила в своем родном Ленинградском университете докторскую диссертацию на тему «Пушкин и психологическая традиция во французской литературе конца ХVIII – первой трети ХIХ в.», в 1990 г. стала профессором, с 1993 г. — профессором-эмеритусом, но еще долго продолжала преподавать. На отделении романистики она читала лекции по французской литературе на французском языке, а многим поколениям тартуских студентов-русистов — по «зарубежке», а еще безвозмездно давала желающим уроки французского. Организованный ею студенческий театр «ТЭСТ» стал надолго одним из центров тартуской студенческой жизни. Ради своего театра Л.И. Вольперт даже стала драматургом и написала пьесу «Семь дней в Дерпте».

Тартуский университет имел все основания гордиться Л.И. Вольперт как шахматисткой, ибо будучи международным гроссмейстером по шахматам она ежегодно отстаивала честь мужской сборной университета на разных первенствах. Полученные ею за многие годы медали составляют целую коллекцию.

Сейчас со всех сторон в адрес кафедры приходят письма от тех, кто знал и любил Ларису Ильиничну. Светлая ей память!

Мы скорбим вместе с сыном Семеном Рейфманом и его семьей и выражаем глубокое сочувствие всем родным и близким.

Кафедра русской литературы Тартуского университета
Редакция «Рутении»

Памятные даты и события


10.06.2017

АНДРЕЮ НЕМЗЕРУ — К ЮБИЛЕЮ

 

Фото П. М. Лавринца

 

Дорогой Андрей!

У научных институций, как и у людей, бывают разные виды личных отношений с коллегами, человеческих прививок к главному профессиональному делу. Привечая всех, кто работает в нашей узкой, малопопулярной и негустонаселенной области, мы отличаем тех, кто связан с нами биографически: птенцов из нашего гнезда и наших давних друзей.

Мы начали с этого трюизма, чтобы сразу сказать: если бы кафедра русской литературы и «Рутения» вздумали бы составлять свои табели о рангах друзей, ты бы в эти фантастические иерархии просто не вместился, настолько велика и исключительна твоя роль в нашей общей жизни последней четверти века.

Ты — один из тех, кто впервые побывал в Тарту еще в баснословные семидесятые, когда наши общие учителя Юрий Михайлович и Зара Григорьевна на студенческих конференциях слушали доклады мальчиков и девочек, которым предстояло стать авангардом русской филологии.

Твое активное возвращение в наш город совпало со сложным периодом, который мы переживали после смерти учителей, временем, связанным и со свежестью ощущения утрат, и с ломкой устоявшихся структур и привычных процедур (как показало дальнейшее, раз начавшись, этот процесс никогда не останавливается).

Мы не беремся даже приблизительно составить летопись под условным заглавием «Немзер в Тарту». Твое вовлечение в нашу научную и педагогическую жизнь было активным, плодотворным и разнообразным: ты оппонировал на защитах докторских и магистерских диссертаций, читал спецкурсы, участвовал в конференциях, подменял за кафедрой выбывших из строя по разным причинам коллег. Наконец, мы просто разговаривали. Когда появилась «Рутения», ты стал постоянным и активным ведущим своего авторского проекта, представлявшего читателю Немзера-критика. Ты появлялся перед нами то в роли мудрого историка русской литературы, то в амплуа страстного свидетеля литературы современной. Впрочем, эти театральные метафоры в данном случае вовсе неуместны, поскольку всегда это был один и тот же человек, помнящий много, думающий интенсивно и чувствующий глубоко.

Это особое свойство твоей личности, интимное переживание культурных процессов двухсот-, сто-, пятидесяти- или двухлетней давности как своего кровного дела, свойство, которое весьма приблизительно можно обозначить сочетанием «интеллектуальная страстность», обеспечивает всему, что ты пишешь, говоришь и делаешь в нашей культуре, особое качество, неповторимую личную ноту.

Мы счастливы, что были и остаемся частью твоего культурного ландшафта. Приезжай к нам почаще, присылай на конференции своих учениц и учеников и непременно будь здоров и весел.

С днем рождения, дорогой!

Кафедра русской литературы Тартуского университета
Редакция «Рутении»

Памятные даты и события


28.02.2017

Поликовская Людмила Владимировна (30.11.1940 – 26.02.2017)

Памятные даты и события


08.12.2016

НОВЫЙ ЮБИЛЕЙ АНН МАЛЬЦ

Быстро пролетели пять лет, хотя казалось еще так недавно мы сидели в гостях на юбилее у Анн за ее гостеприимным столом. И вот снова наступило юбилейное 9 декабря, когда наша кафедра торжествует день рождения Анн Мальц.

Анн — это целая кафедральная эпоха. Она поступила на кафедру после окончания отделения русского языка и литературы в 1967 г. и сразу взяла все организационные дела в свои руки. Все знают, что ее энергией совершились многие замечательные дела. Ее обаяние открывало начальственные двери, и это помогало добиваться успеха тогда, когда на него, казалось, нельзя было надеяться. В конце 1960 – в 1980-е годы на кафедре постоянно что-то издавалось: «Труды по русской и славянской филологии», «Труды по знаковым системам», «Блоковский сборник», «Русская филология», многочисленные тезисы разного рода конференций. Поскольку технический персонал состоял из двух человек, именно Анн мобилизовала студентов, которые долгими вечерами вычитывали и клеили ротапринтные издания. Типографские студентам не доверяли, тут на вахту вставали З. Г. Минц (редактор и корректор непревзойденный) и Анн, которая обладала безошибочным языковым чутьем и в корректуре не уступала Заре Григорьевне. Долгие годы Анн Мальц была секретарем редколлегии «Трудов по знаковым системам». Во многом благодаря ее энергии издательская деятельность школы Лотмана оказалась столь продуктивной.

В 1974 г. Анн Мальц стала старшим преподавателем кафедры. Хотя это не сняло с нее организационных обязанностей и издательских дел, теперь к ним прибавилось не менее ответственное дело — чтение лекций по истории русской литературы эстонским студентам. В советские годы русская литература входила в обязательную программу и эстонских филологов, и журналистов, и английских, и немецких филологов, и даже дефектологов. Разумеется, обязательность воспринималась студентами как насилие, как советизация и русификация. Хотя лекции читались на эстонском языке, преодолеть психологический барьер было нелегко. Нужна была убежденность в том, что русская культура — часть мирового культурного процесса, что знание творчества Пушкина и Гоголя только обогатит духовный мир любого читателя, независимо ни от какой политической власти. Необходимы были умение и такт, чтобы эту убежденность передать студентам. Анн Мальц это удалось, более того, удалось сделать русскую литературу одним из любимых предметов потом уже и у семиотиков. Среди студентов она пользовалась непререкаемым авторитетом, хотя преподавателем была очень строгим и требовательным. Повторим: не только в судьбах Тартуско-Московской школы, в жизни кафедры русской литературы, но и в формировании эстонской интеллигенции поколения 1970–1990-х годов Анн Мальц сыграла большую роль. Русские филологи занимались у нее в просеминарах и семинарах, она руководила курсовыми и дипломными работами, выступала в качестве оппонента на защитах. Студенты трепетали ее и — любили. Кафедралы тоже порой побаивались ее строгих суждений и тоже любили. И любят до сих пор!

Palju aastaid, kallis Ann! Многая лета! Vivat et floreat!

Кафедра русской литературы Тартуского университета
Редакция Рутении

Памятные даты и события


27.11.2016

ПАМЯТИ УЧЕНОГО-ПОДВИЖНИКА

Александр Сергеевич Янушкевич
(3 августа 1944 – 26 ноября 2016)

Вторые сутки душа отказывается вместить, а сознание — осмыслить трагическую весть о гибели светлого и достойного, веселого и элегантного, остроумного и бесконечно серьезного ученого, профессора Томского университета А. С. Янушкевича.

Бóльшую часть жизни он посвятил изучению и изданию наследия Жуковского.
Сначала был огромный труд — коллективная монография «Библиотека В. А. Жуковского в Томске». Трехтомник готовился кафедрой Томского университета под руководством Фаины Зиновьевны Кануновой, которую Александр Сергеевич считал своим учителем, а Канунова его — своим лучшим учеником. Потом они подготовили совместный труд «В. А. Жуковский. Эстетика и критика» (1985, при участии О. Б. Лебедевой), затем настала очередь тома «В. А. Жуковский в воспоминаниях современников» (вместе с О. Б. Лебедевой), и в том же 1999 г. начало выходить полное собрание сочинений и писем Жуковского в 20 томах. Однако еще в 1985 г. вышла монография Янушкевича «Этапы и проблемы творческой эволюции В. А. Жуковского», с которой можно отсчитывать новый этап изучения поэта. В 1988 г. было издано замечательное учебное (хочется сказать — научное!) пособие «В. А. Жуковский. Семинарий» — продолжение лучших русских академических традиций, своего рода путеводитель для исследователя, который хочет погрузиться в мир Жуковского. Характерно, что итоговая монография Янушкевича так и называется «В мире Жуковского» (2006), хотя тогда все полагали, что это — промежуточный итог, за которым последуют новые и новые книги.

Конечно, А. С. Янушкевич писал не только о Жуковском, среди более чем четырех сотен его статей имеются труды о Гоголе, писателях Сибири и множестве других самых разных авторов, и все же он был «главным Жуковедом». Никто из пишущих о поэте не обойдется без его работ, из них будут черпать материал, творческие идеи, вдохновение. И все же основной — истинно подвижнический труд — это издание двадцатитомного Жуковского, главным редактором которого он был и которое еще далеко не завершено. Только это собрание по-настоящему показало масштаб личности и творчества Жуковского в истории русской культуры.

Александр Сергеевич относился к Жуковскому как к живому человеку и собеседнику. Иногда он на него сердился, иногда — подтрунивал над ним, иногда на него жаловался (особенно когда обнаруживал где-нибудь в архиве очередную порцию ранее неизвестных писем, которые предстояло включать в общий и без того огромный корпус эпистолярия). Но бесконечно любил и заражал своей любовью окружающих. Жуковским занималась вся замечательная кафедра русской и зарубежной литературы Томского университета (заведование которой он перенял у своего учителя), многие студенты и аспиранты. Александр Сергеевич вырастил плеяду учеников и последователей. Да, без всякого преувеличения можно говорить о томской школе изучения творчества Жуковского — школе Кануновой и Янушкевича.

В 2005 г. А. С. Янушкевич впервые приехал в Тарту, на Лотмановский семинар, и выступил с докладом на тему «Дневники В. А. Жуковского как “поведенческий текст”». Конечно, его интересовал и Тарту, и университет, и кафедра, где также развивалось «жуковское» направление. Но ни для кого не было секретом, что главной целью было посещение могилы М. А. Протасовой-Мойер. Это была удивительная сцена — сцена встречи!

Потом в 2007 г. А.С. выступал официальным оппонентом тартуской диссертации (к сожалению, заочно!), тартусцы по его приглашению не раз ездили в Томск, контакты стали сердечными и дружескими. А.С. хотел обязательно еще побывать в Тарту, но приезд откладывался — его время и силы поглощала работа над 20-томным Жуковским.

Не хочется верить, что Жуковский осиротел. Дело Александра Сергеевича Янушкевича будет продолжено. Сейчас тем, кто стоял и стоит на этой вахте, очень трудно. Трудно томским коллегам, трудно ученикам, которые потеряли дорогого учителя. Всем — наше горячее сочувствие. Однако особенно трудно сейчас Ольге Борисовне Лебедевой, жене и соратнице Александра Сергеевича, которая находится в больнице с тяжелыми травмами. Сил и мужества ей и дочери Марии Александровне, чтобы пережить потерю и продолжать дело. Мы ведь все помним жизнеутверждающие слова Жуковского, сказанные в скорбных обстоятельствах, — не так ли?

Кафедра русской литературы Тартуского университета
Редакция «Рутении»

Памятные даты и события


03.08.2016

Геннадию Обатнину — 50!

Кафедры русской литературы Тартуского и Хельсинкского университетов, а также примкнувшая к ним редакция Ruthenia.ru поздравляют своего любимого коллегу, выпускника и сотрудника Геннадия Обатнина с пятидесятилетием и от всей души желают ему новых успехов, крепкого здоровья и удач во всем, к чему лежит сердце.

Мы знаем, что к нашему поздравлению охотно присоединятся коллеги из других городов, но счастливы, что именно нам удалось сделать это первыми.

Расти большой, дорогой, и пусть все будет хорошо!

Твои друзья

Памятные даты и события


27.06.2016

In memoriam: Владимир Маркович Маркович (1936–2016)

25 июня скоропостижно скончался доктор филологических наук, профессор кафедры истории русской литературы Санкт-Петербургского университета Владимир Маркович Маркович. Без его книг «Человек в романах Тургенева» (1975), «И.С. Тургенев и русский реалистический роман XIX века» (1982), «Петербургские повести Н. В. Гоголя» (1989), «Пушкин и Лермонтов в истории русской литературы» (1996) и многих замечательных статей не обходится ни один исследователь русской литературы середины XIX века. Без вклада Марковича в изучение русской литературы невозможно представить себе российское литературоведение последних пятидесяти лет.

Мы скорбим вместе с петербургскими коллегами и выражаем глубокое соболезнование петербургской кафедре, родным и близким.

Кафедра русской литературы Тартуского университета
Редакция «Рутении»

Памятные даты и события


29.05.2016

ТАРТУСКИЙ ЧЕЛОВЕК
К 90-летию Бориса Федоровича Егорова

Борис Федорович Егоров

Личность Бориса Федоровича Егорова столь богата и многогранна, что остановиться на всех ее сторонах невозможно. Мы коснемся лишь одной, но, возможно, главной и самой близкой для нас составляющей – тартуской.

Уникальность личности и пути Б.Ф. Егорова всегда подчеркивал Юрий Михайлович Лотман, с восторгом рассказывавший о том, как без пяти минут инженер, оканчивавший престижный Ленинградский институт авиационного приборостроения, ушел с пятого курса на заочное отделение Ленинградского филфака и окончил его, параллельно уже работая в Тартуском университете. Хотя в действительности Борис Федорович, поступивший в ЛИАП в 1943 г. и учившийся там до 1947 г., заочно занимался на филфаке ЛГУ уже с 1945 г. и в 1948 г. успешно его окончил, а с 1949 по 1952 гг. учился в аспирантуре, история все равно впечатляющая.

В Тарту Б.Ф. Егоров приехал в 1951 г. Хотя формально до 1954 г. кафедру русской литературы в Тарту возглавлял Б.В. Правдин, но он мало занимался делами. Фактическое руководство кафедрой еще до официального назначения на должность заведующего перешло в руки Бориса Федоровича. Именно он создал кафедру, уговорив Правдина взять в штат Ю.М. Лотмана, а затем уже сам принял на кафедру С.Г. Исакова, З.Г. Минц, П.С. Рейфмана, В.И. Беззубова – всех тех, кто составил цвет и гордость тартуской кафедры, ее старшее поколение и учителей нынешних старших членов кафедры.

В «эпоху Егорова» начали выходить «Труды по русской и славянской филологии» - родоначальник всех будущих тартуских изданий. В то время всеобщих надежд периода хрущевской оттепели нужно было суметь «ухватить» и реализовать открывшиеся новые возможности. Борис Федорович с его энергией, энтузиазмом и даже бесшабашностью, которые и поныне составляют неповторимое обаяние его личности, сумел повернуть фортуну на пользу кафедры.

Именно тогда появилось понятие «кафедралы» - нечто большее, чем члены кафедры – люди, объединенные общими научными интересами и этическими принципами. «Старшая кафедра» во главе с Егоровым, а потом Лотманом сумела создать атмосферу веселого братства, куда входили не только преподаватели, но и студенты, вовлеченные в науку. По инициативе Бориса Федоровича в Тартуский университет начали поступать студенты из России. Так оказались в Тарту Г.Г. Суперфин, А.Б. Рогинский, М.Я. Билинкис – они проторили дорожку многим и многим поколениям российских выпускников, и дорожка эта не заросла и поныне.

Атмосфера «общего дела», характерная для этой маленькой академической res publica, очевидным образом выбивалась из общего строя советских кафедр. Недаром к ней с недоверием относились бюрократы и «компетентные органы», но с надеждой следили за ее деятельностью представители старой эстонской и русской тартуской интеллигенции, а также столичные ученые.

Традиция розыгрышей, капустников, шарад тоже вошла в кафедральную жизнь с легкой руки Бориса Федоровича, как и наименования БорФед, ЮрМих, ЗэГэ, под которыми знают Егорова, Лотмана и Минц не только выпускники Тартуского университета.

В 1962 г. Борис Федорович окончательного переехал в Питер, где и продолжилась его успешная деятельность ученого, преподавателя, редактора, члена и председателя редколлегий «Библиотеки поэта» и «Литературных памятников», общественного деятеля. Но тартуская его жизнь не прекратилась. Он по-прежнему участвовал во всех тартуских начинаниях – не только входил в редколлегию, но и активно редактировал новые издания – «Труды по знаковым системам», «Блоковский сборник», участвовал в организации конференций и научных заседаний, продолжал вникать во все детали и сам активно печататься в «Трудах по русской и славянской филологии».

Легкость БорФеда на подъем всем хорошо известна, она не покинула его и поныне. До сих пор он трудно «уловим» - то в Москве, то в Сибири, то на Дальнем Востоке, то в Америке. Но в те времена автобусная линия «Питер – Тарту» имела в его лице одного из самых частых пассажиров, хотя и автостопа он, как говорят, не избегал.

Б.Ф. Егоров продолжал читать в Тарту лекции на почасовых основаниях, всегда рецензировал дипломные работы, а затем и диссертации, когда, наконец, они стали защищаться и в Тарту. Егоров-оппонент – это, конечно, отдельная тема. Вряд ли можно сосчитать тех диссертантов, которые смогли стать кандидатами и докторами только благодаря тому, что БорФед согласился быть их оппонентом.

Тартуская составляющая жизни Б.Ф. Егорова не завершилась. Хотя сейчас он больше бывает в Таллинне, где готовит издание своей переписки с Ю.М. Лотманом и З.Г. Минц, но не обходит вниманием и Тарту: выступает с докладами на Лотмановском семинаре, на заседаниях кафедры.

Vivat, crescat, floreat наш БорФед! Многая лета, дорогой Борис Федорович!

Кафедра русской литературы Тартуского университета
Редакция «Рутении»

29 мая 2016

Памятные даты и события


03.12.2015

ПАВЛУ МИХАЙЛОВИЧУ ЛАВРИНЦУ - 60                  
 
 Фото: © DELFI (Š.Mažeikos)

 
4 декабря 2015

Дорогой Павел Михайлович!
 

Трудно поверить, что Вы достигли даты, которую латиняне называли двенадцатью пятилетиями (duodecim lustres). Хотя если вспомнить, сколько Вы успели написать статей, книг, прочесть докладов и лекций, то становится понятно, что пятилетия эти были плодотворны и оставили в науке глубокий след. 

Мы в Тарту имели удовольствие слушать и Ваши замечательные доклады, и увлекательные лекции, и консультироваться с Вами по разнообразным проблемам польско-литовско-русских культурных контактов. Каждый раз, когда возникает необходимость узнать из этой области то, чего не рассказывает ни Википедия, ни Яндекс, ни даже Google, а в каких печатных или архивных источниках искать – мы не знаем, мы обращаемся к Вам и всегда получаем скорый и квалифицированный ответ.

Мы желаем Вам еще многих столь же плодотворных пятилетий, здоровья, новых находок, новых статей и книг, хороших студентов и увлекательных путешествий, а кафедре Вильнюсского университета, которой Вы заведуете, - процветания и больших грантов.

Надеемся скоро увидеть Вас в Тарту и услышать Ваше неизменное: «Милые дамы и уважаемые господа!» И уж непременно отпразднуем Вашу славную дату и у нас на кафедре русской литературы Тартуского университета.

Ваши тартуские коллеги и друзья

Памятные даты и события


Предыдущие 10 сообщений

|Памятные даты и события| |Новая литература| |Спецкурсы и лекции| |Конференции| |Интернет| |Защиты| |Вакансии| |Разное|
personalia | ruthenia – 10 | сетевые ресурсы | жж-сообщество | независимые проекты на "рутении" | добрые люди | НОВОСТЬ: Ruthenia в Facebook
о проекте | анонсы | хроника | архив | публикации | антология пушкинистики | lotmaniania tartuensia | з. г. минц

© 1999 - 2013 RUTHENIA

- Designed by -
Web-Мастерская – студия веб-дизайна