ОБЪЕДИНЕННОЕ ГУМАНИТАРНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВОКАФЕДРА РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ТАРТУСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
о проекте | анонсы | хроника | архив | публикации | антология пушкинистики | lotmaniania tartuensia | з. г. минц
personalia | ruthenia – 10 | сетевые ресурсы | жж-сообщество | независимые проекты на "рутении" | добрые люди | НОВОСТЬ: Ruthenia в Facebook
Блоковский сборник XVII: Русский модернизм и литература ХХ века. Тарту: Tartu Ülikooli Kirjastus, 2006. С. 35–40.

СОСЕД ПАСТЕРНАКА:
ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ЗИНОВИЯ ДАВЫДОВА

ОЛЕГ ЛЕКМАНОВ

Рассуждая о творчестве давно умершего литератора, восстанавливая для современного читателя подробности его биографии, цитируя его стихи и прозу, мы тем самым воскрешаем этого литератора, заставляем его прожить вторую жизнь, не даем его имени кануть в Лету. Это нехитрое, хотя, возможно, — излишне амбициозное и исполненное гордыни соображение, побуждает нас привести здесь некоторые сведения о юности совершенно забытого ныне (возможно, заслуженно) поэта и исторического романиста Зиновия Самойловича Давыдова (1892–1957). Похороненный на переделкинском кладбище между Борисом Пастернаком и Корнеем Чуковским1, прошедший через три революции, сталинский террор 30-х гг., эвакуацию и борьбу с космополитизмом, Давыдов ничуть не меньше (пусть и не больше) многих своих современников достоин воскрешения «на этих вот страницах»2.

* * *

«Я родился 16/28 апреля 1892 г. в семье служащего среднего достатка. Город, в котором я появился на свет, и где протекло мое детство, — Чернигов — не без оснований называли “русской Равенной”». Так начинает Давыдов свою автобиографию 1946 года3. Окончив черниговскую гимназию, юноша перебирается в Киев — продолжать образование. К этому времени он уже мнит себя поэтом, и уже пережил, как минимум, один «роковой» роман. Свидетельство — открытка, отправленная неким Андреем двадцатидвухлетнему Давыдову из Чернигова в Киев 30 апреля 1914 года: «Получил твое письмо, милый: очень рад, что ты принял “неожиданное известие” совершенно  35 | 36  спокойно. Похороним прошлое навсегда: — оно было и бесцельное и переоцененное (как показало время и события). Чувство твое было велико и красиво, а вот Зина была маленькая… Маленькая перед ним. И мы с тобой теперь “побежденные” победители. Желаю тебе благополучн<ых> экзаменов и проч<его> всего, — “что угодно для души”. Обязательный привет славной Леночке. Целую. Андрей»4.

Общий патетический тон этого послания несколько смазан финальным приветом «славной Леночке». Возможно, той самой, которой адресована следующая короткая записка Давыдова: «Очень извиняюсь перед Вами, но я не приду. Только потому, что я себя плохо чувствую. Мне очень жаль, что я подвел Вас и не могу с Вами сейчас познакомиться. Желаю Вам всего хорошего и счастливого пути. Д. Еще раз прошу извинить меня и принять эти цветы»5. На обороте записки — ответ горько обманутой в своих ожиданиях Леночки: «Весьма досадно Ваше нездоровье, но думаю, что у Вас хватит сил дойти до третьего номера. Большое, большое спасибо за цветы. Все же, не теряем надежды видеть Вас. Helena. Все же хочу Вас видеть»6. Как трогательна здесь эта смена множественного числа («не теряем надежды» — с подругой? с матерью?) на единственное («хочу Вас видеть»).

Где Helena впервые встретила Давыдова? Возможно, на одном из его публичных выступлений, поскольку в этот период, повторимся, молодой человек уже вовсю пишет стихи. Например, такие — шуточные:

    Вчера был вечером у Веры
    О Вас мы вспомнили не раз.
    Она привет Вам шлет в Бендеры
    На ваш погибельный Кавказ7.

А спустя несколько лет — в феврале 1917 г. — тоже шуточные, но спровоцированные куда более серьезными событиями:

    Спать теперь нам очень мило.
    Пусть в отставку вышел царь!..
    И Аркадий, сын Верзилов
    Спит теперь, как спал он встарь8.
      36 | 37 

Впрочем, шуточные стихи для молодого поэта — это, разумеется, глубокая периферия. В центре его напряженного внимания — символизм и символисты. «Символ — вещественный знак, предмет, словесный или пластический образ, заменяющий общее понятие. Символизм — есть художественное сочетание мира явлений с таинственным миром божества», — прилежно записывает Давыдов в свою рабочую тетрадь9. Его собственные «серьезные» стихи 1910-х гг. написаны в младосимволистском, в первую очередь, «в блоковском “ключе”»10. Хотя чувствуется в них также влияние Андрея Белого и Валерия Брюсова.

    Стань у входа тихим стражем.
    Погорюй о дальнем брате.
    Королевне мы расскажем
    О последнем о возврате.

    В черный берег бьется ночь.
    Тяжело земное бремя.
    Ночи, дни — седое время
                            Мчится прочь.
                                           191611

Или (финал стихотворения того же года):

    Стою до рассвета промокший, один.
    В туман оделась столица.
    И девушка эта у ярких витрин,
    С лицом Серафима — блудница12.

Записные книжки Зиновия Давыдова отразили его тогдашний интерес к Маяковскому и Хлебникову, Вячеславу Иванову и Федору Сологубу, Отто Вейнингеру и Генриху Ибсену…

В давыдовском архиве сохранилась «Программа поэзо-вечера, устраиваемого Черниговским Женским Союзом в зале дворянского собрания во вторник 21-го (8-го) мая 1918 года»13. В программе — вступительное слово покровителя молодых стихотворцев, Модеста Гофмана, а также чтение своих стихов О. Никольским, О. Ферликовской, А. Сказкой, М. Гофманом, З. Давыдовым, А. Архангельским, Н. Клеппер14. После поэтической части — «Бал. Танцы под оркестр военной музыки»15 37 | 38 

В 1919 г., в Чернигове, в эфемерном издательстве «Стрелец», вышла первая и единственная книга стихов Зиновия Давыдова — «Ветер». Ни один другой участник «поэзо-вечера», за исключением будущего известного пародиста Александра Архангельского, подобной чести не удостоился16. Посвящения З. Полетике (уж не той ли самой «Зине»?), М. А. М., Н. Ленци, В. Турцевич, С. И. Соколовской (в сборнике встречается и сокращение ее инициалов — «С. И. С.»), Ю. Иванову-Муженко соседствуют в «Ветре» с обращением к оперной певице Любови Александровне Дельмас-Андреевой, возлюбленной Александра Блока.

Третьему разделу книги Давыдова предпослан эпиграф из «Смычка и струн» еще одного кумира тогдашней поэтической молодежи — Иннокентия Анненского:

    И было мукою для них,
    Что людям музыкой казалось…17

А в четвертый раздел «Ветра» вошло стихотворение, в котором предсказан не только относительно скорый переезд Зиновия Давыдова в Петроград, в 1920 году, но и (через образность финальной строфы) — будущее давыдовское поприще. Поприще исторического романиста-популяризатора:

    В ясный полдень мы покинем
    Отчий дом на много лет,
    И в пространстве этом синем
    Затеряется мой след.

    И рай безоблачный любимый,
    Свод небесный голубой,
    Ты прости, что сын родимый
    Так прощается с тобой.

    Но храня обет высокий
    Этой вечной красоте,
    Он вернется издалека
    Со щитом иль на щите18.
      38 | 39 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Ср.: Чуковский К. И. Дневник: 1930–1969. М., 1994. С. 301.

2 С горечью и каясь, относим к себе едкие, но справедливые инвективы одного из самых наших больших архивных знатоков: «Естественно, что отнюдь не все из вновь прибывших могли вразумительно ответить, <…> чем извлекаемые ими на свет божий документы превосходят подобные же, но опубликованные <…> Архивные занятия <…> стали безудержно поэтизироваться (причем прежде всего мифологизации подверглись самые обыденные действия). Если исследователь приходил в архив, брал грамотно составленную сотрудниками опись или заглядывал в карточный каталог, выписывал шифр, заказывал и получал материал, то для описания этого несложного процесса, как правило использовались выражения, исполненные пафоса первооткрывательства: “удалось найти”, “как мы сумели установить”, “напряженные поиски увенчались успехом”, “пожелтевшие страницы открывают свою тайну только самым пытливым”, “как показали наши архивные разыскания”» (Ильин-Томич А. Лукавый подзаголовок // Новое литературное обозрение. 1997. № 23. С. 383). Но строк постыдных не смываем.

3 РГАЛИ. Ф. 2896. Оп. 1. Ед. хр. 3. Отметим очевидную отсылку к знаменитому блоковскому стихотворению «Равенна». Ср. с краткой биографией Давыдова, автором которой является М. М. Полякова (Краткая литературная энциклопедия. Т. 2. М., 1964. С. 488).

4 РГАЛИ. Ф. 2896. Оп. 1. Ед. хр. 32.

5 Там же.

6 Там же.

7 Там же.

8 Там же.

9 Там же. Лично Давыдов никого из крупных поэтов символистов, кажется, не знал или же его знакомство с этими поэтами носило столь же эфемерный характер, как и его корреспондентки, актрисы Н. Анисимовой. Ср. ее пореволюционное письмо Давыдову из Коктебеля: «С Волошиным я до сих пор не знакома. У него на даче живет очень много народу. Там бывают концерты, а по вечерам они устраивают джаз-банд. В общем, веселятся на славу» (РГАЛИ. Ф. 2896. Оп. 1. Ед. хр. 32). В этом же письме встречаем опасливое признание Анисимовой (хорошо характеризующее не только бытовые нравы эпохи, но и степень доверия иных  39 | 40  женщин Давыдову): «Да, должна я Вам сообщить новость, Зиновий Самойлович. Я выкрасила волосы хноем и бегаю теперь как медная кастрюля. Выкрасилась я потому, что от купанья они очень испортились, а хной очень поправляет волосы. Мама это еще не знает. Наверное, очень расстроится» (Там же).

10 РГАЛИ. Ф. 2896. Оп. 1. Ед. хр. 3.

11 Давыдов З. Ветер. Стихи. Чернигов, 1919. С. 18.

12 Там же. С. 34.

13 РГАЛИ. Ф. 2896. Оп. 1. Ед. хр. 35.

14 Так в программе. Некоторые подробности о судьбе поэтессы Натальи Клепфер см. в газетной статье: Скуратовский В. Ладя Могилянская. Из полузабытых имен // Столичные новости. Киев. 2003. 8–14 июля. С. 1.

15 РГАЛИ. Ф. 2896. Оп. 1. Ед. хр. 35.

16 Книга Архангельского, выпущенная черниговским «Стрельцом» в том же, 1919 году называлась «Черные облака». Отметим «метеорологическую» перекличку заглавий книг Архангельского и Давыдова. Поэтических сборников М. Гофмана «Стрелец» не выпускал.

17 Давыдов З. Ветер. Стихи. С. 53. Давыдов не упоминается в превосходно оснащенной именами и фактами статье: Тименчик Р. Д. Культ Иннокентия Анненского на рубеже 1920-х годов // Культура русского модернизма: Ст., эссе и публ. В приношение Владимиру Федоровичу Маркову. М., 1993. С. 338–348.

18 Давыдов З. Ветер. Стихи. С. 73.


Дата публикации на Ruthenia — 7.08.2007
personalia | ruthenia – 10 | сетевые ресурсы | жж-сообщество | независимые проекты на "рутении" | добрые люди | НОВОСТЬ: Ruthenia в Facebook
о проекте | анонсы | хроника | архив | публикации | антология пушкинистики | lotmaniania tartuensia | з. г. минц

© 1999 - 2013 RUTHENIA

- Designed by -
Web-Мастерская – студия веб-дизайна